Новые издания преподавателей Семинарии

Ктиторская икона Божией Матери

 «Император Феодосии Великий (379-395), узнав о чудесном спасении своего сына Аркадия от гибели в морских волнах, в благодарность за это не только распространил, украсил и обогатил Ватопедский монастырь, но и пожертвовал обители сделанную из мастики икону Божией Матери. Эта икона была названа Ктиторской, в память того, что император был ктитором, а по переводу с греческого на русский язык - устроителем и украсителем монастыря. Эта Ктиторская икона была поставлена в соборном Благовещенском храме в алтаре на горнем месте. Последнее обстоятельство послужило поводом к названию сей св. иконы еще «Алтарницей».

 В 862 году, когда арабы, разоряя и грабя Крит, Сицилию и другие острова, уже стали бесчинствовать в пределах св. Афонской Горы и приближались к Ватопедской обители, тогда экклесиарх, саном иеродиакон, не желая допустить, чтобы арабы надругались над христианскими святынями, скрыл Ктиторскую икону и крест в колодезе, который находился под помостом алтаря. Утвердив пред этими святынями горящую свечу, он надвинул сверху мраморную плиту в уровень с помостом и уже после этого бросился бежать. Однако спастись бегством ему не удалось: варвары схватили его и увели в плен на остров Крит, или Кандию.

 Около семидесяти лет томился на этом острове несчастный пленник и только после столь долгого пленения, по милости Божией, получил свободу. Душа его стремилась туда, где он прежде служил Господу своим подвижничеством. С великой радостью он направил свой путь к Святой Горе, как к своей отчизне. Там уже по-прежнему стали процветать святые обители.

 Маститый старец отыскал место, где был Ватопедский монастырь: великолепный в прежнее время Ватопед теперь представлял из себя жалкие развалины. Небольшой кружок братства трудился над обновлением разоренной обители. К ним присоединился и вернувшийся с Крита старец-пленник. Припоминая одно за другим события своей прежней жизни и обстоятельства, при которых он должен был покинуть Ватопедскую обитель, старец вспомнил о скрытых святынях - иконе Пресвятой Богородицы и животворящем кресте - и спросил о них у тогдашнего настоятеля Николая и у братии. Однако никто ему не мог дать удовлетворительного ответа. Тогда, чтобы не оставить святыни в земле, иеродиакон указал им на место, куда он скрыл святую икону Богоматери и крест во время нашествия арабов, и просил сдвинуть одну из плит алтарного помоста. Братия поверила старцу. И что же? Когда по указанию экклесиарха подняли плиту, то действительно нашли в колодезе и икону Богородицы, и животворящий крест Господень. Даже самая свеча еще горела пред ними. Эта свеча и до сих пор горит неугасимо при св. Ктиторской иконе Богоматери: иноки, подбавляя воск, сберегают ее таким образом из рода в род, и, конечно, она останется до последнего дня существования этой обители».